Директор сельского лабаза нанял двух служащих: продавца и кладовщика. Показывает им помещение: “Здесь срут, здесь жрут! Не перепутайте!” “Здесь курят, плюют сюда! Не перепутайте!” “Здесь дрова ломают, а здесь топят ими! Не перепутайте! А то один перегородку с винтовой лестницей спалил мне уже”. “Здесь, вот, у меня деньги получают, а отсюда, вот, сваливают быстрым шагом – чтобы я не догнал. Страсть не люблю зарплату платить!” “Здесь вот: прячут – что в магазине уворуете, а здесь вот: уносят (этим ходом) – чтоб мне не попасться!”

“А что – можно воровать?” – робко спрашивает кладовщик.

“Конечно, нельзя! Но знаю, что: будете! Так что: маршрут, график определён. А увижу – догоню, убью!

И вот ещё что: звать я вас буду: не продавец Федотов и кладовщик Мухин, а продавщик и кладовец! Потому что мне надоело однообразие русского языка! Каждый день одно и то же (дома – жена одна и та же! Тут – ваши рожи!)”.

* * *

“Да, суровый шеф наш! – говорит кладовщик продавцу. – Как бы он со свету совсем нас не сжил! Вон – к работе ещё и не приступали, а уже два раза убить грозился!”

“А давай ему “подлянку” сделаем!”

“Какую?”

“Грубую, но ловкую! Пойдёт по тёмному коридору в сортир, а мы верёвку натянем. Он “шлёп”, а мы его по ушам пыльным мешком – чтоб не задавался!”

“Не годится! Уволит нас. И наворовать ничего не успеем. Надо лучше: поставит пимы на печку сушить, а мы туда по червонцу – в каждый валенок! Уйдёт домой в пимах, а мы ему “обличенье”: украл, гад! Либо суд, либо палками по ушам, либо делись товаром на троих! Всё по честному, по “человечески”!

“Это – “дело”! – восторженно отозвался продавец. – Этак и мы в наваре, и уши набиты у нахала!”

Так и сделали – кладовец и продавщик.

* * *

Наутро директору “допрос”.

“А скажи-ка, Фома Гордеич! Ты в пимах вчера ушёл, а – ЧТО в пимах было?”

“Это – то ись – как понимать?” – директор насупился.

“Ну – ничего не находил в пимах?”

“Ну, находил.”

“А ЧТО находил?”

“Ну, два червонца в каждом валенке.”

“А скажи, Фома Гордеич, почто ты в своих валенках НАШИ два червонца унёс?!”

“Как – ваши?!”

“А так – наши! Мы к тебе в валенки их посушить сунули. А ты их унёс! Нехорошо, Фома Гордеич! Отвечать тебе придётся – по чести, по совести, по всему закону!”

“Мужики, да как же так?! Да я же не знал! Да я же не видал!..”

“Э, нет, Фома Гордеич! Умел украсть, умей и ответ держать! А не то мы тебя сейчас живо палками поколотим.

Так что, Фома Гордеич: либо через суд: возмещение всех материальных и моральных ущербов (наши измученные нервы и прочее)! Либо давай по семейному разрешим “вопрос”: делись товаром, бери нас в долю!”

Директор побагровел.

“Ах, вы – так?! Подставу провели. Я сейчас вас разочту – по семейному!”

Пошла драка.

* * *

Суд да дело. Чем кончаются “разборки” в России? Когда – как. Закон – как “дышло” – куда повернул, туда и вышло!

“Сидят” все – и директор, и продавец, и кладовщик? Или справедливый суд над ними? Или несправедливый абсолютно? Это закрыло – раскидистыми лапами сосен, дубов, вязов надречных – глубинное чрево дально-окраинной деревни Заковы’кино (что Тульской губернии, … уезда)! Но и в любой глубинке русские люди живут (наши люди)! Как мы, они, как все мы – живём.

30 января 2008 года.