ТРИ ДНЯ ИЗ ЖИЗНИ НЕЧИСТИ. 

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ.

“Внимание! Внимание! Вещает “Параличом Разбитая” радиостанция курортно-санаторной зоны леших, домовых, упырей, злосчастных негодяев и прочей (шершаво-пакостной) нечисти! У микрофона ваш ведущий – Енот Себя-Непомнящий (у которого всё исчезло, даже память. Осталось одно желание: работать для народа)!

Из Кикиморо-Залесска передают (со Вздрючьего болота). Две кикиморы – поссорились, разодрались. Порвали друг на друге одёжку – в клочья. А как глянули на себя (на голых) – обе умерли со страху. Слаба стала нечисть – тоже какая-то нервная вся! Ну, неужто они думали, что они – не страшилы лесные (“огородные”), неужто не готовы были к этому!?

По поводу этого происшествия – главой нашей (Захламлённо-Нечисто-Рожинской) администрации: Полкано’м Цапо-Рви-Глотайевичем Крокодиловичем – был издан указ: всем кикиморам (и прочим чудовищам женского рода), начиная с 5-ти-летнего возраста, каждый день смотреться в зеркало (то бишь: в лужу или любую водяную ёмкость с отражением) – привыкать к себе! Дабы: наш род (народ) нечисто-мордный не исчезал, перемирая – кто от болячек, кто с испугу, кто от обжорства, а кто – просто так: от нечего делать, от скуки, глядя на остальных!

На сегодня – новости все! Касаемо остального: новостей нет, а есть “дела”, коими занимаются нечистые наши зло-“добро”совестные животные: грызут кости на кладбищах, пугают прохожих на лесных дорогах, воют жутко-мрачными голосами в чащобах и делают другие (непременные) зло-“полезные” “дела”.

До свидания! С вами был ваш ведущий радиостанции “Разбитой Параличом” – Енот Себя-Непомнящий (тот – который с памятью “отгрызанной”).
 

ДЕНЬ ВТОРОЙ.

“Страшная, печальная новость. Умер глава нашей Захламлённо-Нечисто-Рожинской администрации – Полкан Цапо-Рви-Глотайевич Крокодилович – то ли объелся, то ли чего-то испугался, то ли просто так умер (от несерьёзной причины)! Что же с нами со всеми будет, с нашим злым, нечистым, поганым лесом, с нашими нечистыми, погаными “делами”!?

Бобры из Заречья уже “пронюхали”. И стали разбирать плотину на реке, построенную нашим Карабасом Барабасовичем (бывшим главой администрации в над.., над.., надцатом году)! Кстати (если помните), Карабас Барабасович тоже плохо и внезапно жизнь кончил. Ввалился в деревенскую конюшню, съел всех лошадей. Ввалился на свиноферму, переловил, передавил, перегрыз всех свиней и поросят. Довольный! Оставил крестьян без домашней скотины. Затем ввалился в коровник, съел всех коров. Остался один бык в углу за стойлом (дряхлый бык). Перевёл дух Карабас Барабасович – дай, думает, съем и быка! Съел, упал и умер от заворота кишок – бык поперёк горла застрял, ни проглотить, ни выплюнуть!”
 
 

ДЕНЬ ТРЕТИЙ.

“Приветствую вас, нечистые наши сограждане! Новость плохая и, видимо, последняя!

Бобры плотину разобрали и нас смывает! Я сам – одной рукой еле держусь за стойку, правый башмак уже сорвало, студия полузатоплена! Есть ли ещё живые среди вас, черти нечистые?! Нет, похоже: я последний (дурно-пахнущий) на Земле! Ай-я-яй! Поволокло, поволокло!..”.
 
 
26 августа 2006 года.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИЙ О НЕЧИСТИ.

Да! Тяжёлая беда постигла курортно-санаторную зону леших, домовых, упырей, ведьм и прочей злосчастной нечисти – беда, да и только!

Городок Кикиморо-Залесск смыло на’чисто (со всей нечистью, вместе взятой) в “тар-та-рары”! Но не всё ещё “укашалочено” для нашей нечистой братии, не все наши “твердыни” пали. Стоит, ещё, славное наше “нерестилище-забегалище” – город Кикиморо-Болотск. О нём и наш рассказ. 
 
* * *

В нашем Кикиморо-Болотске открылся санаторий (в 18-ом году до нашей эры, ещё) по выращиванию кикимор всех мастей и оттенков, и всякого их разнообразно-дикобразно-сквернозубия – прямо на болоте.

Болото это – топкое, гадкое, противное, липкое и вонючее (вдобавок). И кикиморы там плодятся очень хорошо (по 800 штук в год).

Зачем нужны кикиморы в жизни? Как же, как же – зачем! Спрашиваете, тоже! Во-первых: чем страшнее что-либо на Земле, тем лучше – старая наша (а, может быть – нынешняя), образомордившаяся, “серо-мазутная” поговорка! Во-вторых: кикимора – она тоже “человек” (как пытаются нас убедить “кикиморо-производители” – “боссы” по кикиморному захламлению земли). Хоть она – дурно пахнет, скверно ходит, грязно ругается, выглядит – образиной, ежами поколошмаченной. Но у неё (тоже – как у людей) две ноги, две руки, “башка” есть с двумя ушами, глаза навыкате! А как кикиморы смеются – слыхали?! Тоже, умеют смеяться: “И-го-го(!), о-ге-ге(!), хра-хра-хра(!), бух-ба-бах(!)” – весь лес пугается и шатается, и мелкие грызуны сразу линяют после этого. 

* * *

Санаторий открыли, тину развели, вони напустили – наплодились кикиморы (как грибы после дождя) – видимо-невидимо! Куда их девать-употреблять? Конечно, по назначению! Людей пугать, которые вышестоящее начальство не слушаются. Потом: поскольку кикимора – вроде (как бы, тоже) “человек” – значит можно их пускать жить среди людей и (чуть что) приводить их в пример: “Вот они: кикиморы! Тоже “люди”. А вы – почему – не “как” они и почему не даёте им (лохматым и зверо-ядным) жить среди людей?”

Ну, дали кикиморам жить среди людей! Они натащили: в избы людские соломы; на подушки и одеяла – тины, грязи и сырости; в комнаты – слепней, пауков; и жаб (по углам) рассадили; на улицы – хлама, сора, нечисти всякой. Люди (сами) ходят – и дыхнуть им негде.

Получается: невозможно кикиморам и людям жить “вместе”! Получается: война с кикиморами (изгонять их надо)! И – хочешь, не хочешь – а пришлось!

Сентябрь 2006 года.